Search
25 января 2022
  • :
  • :

Голливуднаучфильм

С каждым годом потребность Голливуда в услугах научных консультантов растет. Компьютерные технологии, развитие Интернета, новые разработки в робототехнике, биоинженерии, медицине требуют отражения в кино, а значит, и привлечения к съемкам понимающих людей.
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Палеонтолог Джек Хорнер, научный консультант «Парка Юрского периода» /Jurassic Park/ (1993), почти год скрывал обнаружение им останков тираннозавра в штате Монтана. По просьбе кинокомпании Universal Pictures он приурочил объявление о сенсации к выходу в прокат третьей части фильма. Когда об этой истории прознали журналисты, скандал вышел громкий. Коллегам Хорнера только этого было и надо. Они давно точили на консультанта зуб: тираннозавры, велоцирапторы и прочие древние ящеры в фильмах Спилберга выглядят совсем не так, какими были на самом деле. Сам Хорнер отвечает как настоящий деятель искусств: мол, он ученый, он так видит.

Кадр из фильма

Голливуднаучфильм

Впрочем, некрасивая история и подмоченная в академическом мире репутация Джека Хорнера не напугали других ученых, в свободное от основной работы время консультирующих сценаристов и режиссеров. С каждым годом потребность Голливуда в услугах научных консультантов растет. Компьютерные технологии, развитие Интернета, новые разработки в робототехнике, биоинженерии, медицине требуют отражения в кино, а значит, и привлечения к съемкам понимающих людей. «Например, хакеры фигурируют уже практически в каждом голливудском фильме», – напоминает математик Джонатан Фарли, преподаватель Гарвардского и Стэнфордского университетов и успешный предприниматель.

Бизнес зовет в дорогу – через месяц Фарли перебирается в Лос-Анджелес, чтобы быть ближе к Голливуду. Джонатан – основатель первой и пока единственной компании, специализирующейся на научном консалтинге для сценаристов и режиссеров. Это раньше им приходилось наудачу обзванивать калифорнийские университеты в поисках кого-нибудь, кто рассказал бы им об устройстве лаборатории для комедии «Чокнутый профессор» /Nutty Professor, The/ (1996) или скорости движения астероидов для «Армагеддона» /Armageddon/ (1998) и «Столкновения с бездной» /Deep Impact/ (1998). Теперь к их услугам компания Фарли – «предприятие полного цикла»«, занимающееся »научным сопровождением« всех этапов создания фильма, от поиска ляпов в сценарии до правильного написания математических формул на доске на съемочной площадке.

Фарли помогают 6 коллег, выпускников ведущих вузов США и Великобритании. Собрать их вместе Фарли решил в 2001 г., после появления фильмов «Умница Уилл Хантинг» /Good Will Hunting/ (1997) и «Игры разума» /Beautiful Mind, A/ (2001) о непростой доле гениальных математиков. »Я тогда подумал: наверняка появится и третий такой фильм, поэтому надо загодя оказаться в правильном месте и познакомиться с нужными людьми«, – вспоминает Джонатан. Третий фильм об умном, но несчастном математике до сих пор так и не появился, но Фарли сотоварищи с успехом участвуют в других совместных с киношниками проектах.

Например, в популярном в США криминальном сериале телеканала CBS »Числа« /Numb3rs/ (2005). По сюжету молодой математик помогает своему старшему брату, агенту ФБР, ловить преступников. Фарли отвечал за правильное написание математических формул и давал режиссерам наводки, какую бы из областей математики осветить в той или иной серии. А вечером каждой пятницы миллионы американцев затаив дыхание пытались проникнуть в дебри математического анализа, помогающего главному герою на его опасной службе. Серьезное научное наполнение сериала оценил и Национальный совет преподавателей математики США. Его представители одобрили идею с помощью »Чисел« подстегнуть интерес старшеклассников к этой науке.

Отношения научных консультантов и режиссеров не всегда складываются так безоблачно. Иногда на киностудии про научное правдоподобие вспоминают лишь тогда, когда сценарий уже написан и утвержден, а роль консультантов видят лишь в помощи художникам-декораторам. В 1995 г. декоратору первой части комедии »Чокнутый профессор« Кэтрин Питерс поручили построить на съемочной площадке лабораторию для главного героя Шермана Клампа. Кэтрин обратилась за советом к молекулярному биологу из Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе Уэйну Гроди. Кэтрин подкупило то, что в молодости Гроди писал статьи про кино в медицинские журналы.

»Идея мне очень понравилась. Как будто сооружаешь настоящую лабораторию. Разница лишь в том, что в реальности ничего такого мы себе позволить не можем«, – рассказывает биолог. Гроди показал декоратору свою лабораторию на факультете и дал Кэтрин несколько каталогов, чтобы она выбрала подходящее оборудование. Оно должно было быть настоящим – для достоверности. Совместная работа увлеченных общим делом людей продолжалась два месяца, а ее итогом стали максимально реалистичные декорации.

А потом »пришел лесник и всех разогнал«. »Лесником« оказался режиссер Том Шедьяк. По его распоряжению многое пришлось поменять. »Мне было досадно, что они понавешали там всякие трубы, – вспоминает Кэтрин Питерс. – Но тут ничего не поделаешь – моя задача «накрыть стол», а потом все в руках у режиссера«.

Гроди за труды заплатили всего $2500, которые он потратил на обустройство настоящей лаборатории у себя на кафедре. Он считает, что ему еще повезло. Часто в Голливуде научным консультантам вообще ничего не платят либо предлагают на выбор мизерный гонорар или упоминание фамилии в титрах.

Джонатан Фарли подтверждает: да, это так. Как-то математику пришло письмо от одной из крупных голливудских киностудий. Мол, хотим с вами работать, но денег на оплату услуг научных консультантов у нас не предусмотрено. При многомиллионных бюджетах такое признание звучит просто смешно. Но научные консультанты понимают: надо соглашаться, а то в их рядах найдутся штрейкбрехеры. Если киношники пригласят другого эксперта, прощай надежда на то, чтобы побывать на съемочной площадке, пообщаться со знаменитыми актерами и, если повезет, немного подзаработать.

Работа »за просто так« – далеко не единственный недостаток сотрудничества с режиссерами. Самое обидное – когда они вовсе не прислушиваются к рекомендациям научных консультантов, которых нанимают для галочки. Поэтому зрители с удовольствием продолжают перебирать и коллекционировать ляпы киношников. Преподаватель физики из Университета Орландо Костас Эфтимио даже построил на откровенных киноошибках несколько учебных курсов, например, объясняя студентам, почему в фильме «Скорость» /Speed/ (1994) автобус никак не может перелететь через отсутствующий пролет моста.

Впрочем, это разговоры в пользу бедных, сетует Эфтимио, – люди все равно чаще всего »знакомятся« с наукой с помощью кино, которое научным воззрениям соответствует не больше, чем папские энциклики времен святой инквизиции. Даже его студентам больше нравятся фильмы, в которых следование канонам науки отходит на второй план ради спецэффектов или сюжета. Например, »Столкновение с бездной«, консультантом которого был планетолог из Университета Колорадо Джошуа Колуэлл, показался студентам-физикам скучнее похожего по сюжету, но более красочного »Армагеддона« со всеми его чудесными ляпами. Зато »Столкновение с бездной» удостоился высокой оценки американских геологов.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *