Search
25 января 2022
  • :
  • :

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

Стартующая в российском прокате экшен-комедия «Ультраамериканцы» порадует зрителей не только актерским составом, но и, что немаловажно, уникальными голосами главных героев

Статьи о кино

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

 
 
 
 
 

Первым, впрочем, на наши вопросы ответил Петр Гланц, выступивший инициатором необычного дубляжа «Ультраамериканцев».

– Петр, откуда взялась такая необычная идея?

– Все очень просто – я попался на трейлер. Мне сразу показалось, что кино будет жесткое и оно будет молодежное, а главная проблема жесткого молодежного кино, которое выпускается в России, заключается в том, что после дубляжа оно перестает быть молодежным и жестким. Я решил рискнуть, переговорил с Русланом, поскольку он у нас специализируется на криминальных сериалах, и написал прокатчику, компании «Парадиз». Пока ждал ответа, подумал: а зачем ограничивать себя одним только Кубиком в кубе? У нас есть неплохие примеры того, как независимые переводчики работают над фильмами по отдельности, пора попробовать их вместе в одной картине.

Петр Гланц

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– И как же удалось совместить столь разных авторов?

– А тут нам на помощь пришла вторая проблема отечественных переводов. Вторая проблема, касающаяся перевода, – это ограниченность словаря одного переводчика, который переводит фильм. Если в фильме, грубо говоря, встречаются очень разные персонажи, говорящие на разных социальных языках, например, зэк и министр культуры, то звучат они одинаково из-за словаря переводчика. Но в жизни же так не бывает, все разговаривают по-своему. Поэтому для нашего фильма основной перевод сделала постоянная переводчица «кубиков» Таня Омельченко, а потом каждый из нашей команды прошелся по фразам своих героев и вставил те словечки и обороты, которые выделили бы его персонажа из общей массы. Таким образом, все в нашем фильме заговорили по-своему. У нас получился фантастический инфантильный главный герой, у нас есть мексиканец-бандит, воображающий себя крутым ниггером, у нас есть трусливый военный с манией величия, это очень интересно.

– «Слабых звеньев» в общей работе не оказалось?

– Перед началом работы я больше всего опасался за Дениса. Все-таки у Руслана образование ГИТИСа, Миша учился сценарному мастерству и работал в близких к кино сферах, а Денис – самоучка, причем с характерным голосом и интонациями. Но все получилось очень здорово, режиссер озвучания остался доволен его работой.

Что ж, самое время узнать подробности из знаменитых уст, известных своими голосами всему русскоязычному сегменту Интернета. И начать стоит с того, откуда появилось столь необычное увлечение.

Денис Колесников: До того как заниматься озвучкой, я пять лет работал на радио в городе Тольятти, мне с детства нравилось, как работали диджеи, как они читали новости, как вели диалог со слушателями, как проговаривали межэфирные вставки. Там я получил опыт серьезной работы с микрофоном. В 2008 году мне совершенно случайно попалась на глаза серия «Теории большого взрыва», которая с первых же минут запала мне в душу. Сериал мне так понравился, что я показал его маме, а она попросила меня его перевести. Синхронно переводить было не очень комфортно, поэтому я решил записать для нее дорожку с переводом, показал, ей понравилось, ну и каким-то образом все это в результате оказалось в Интернете. Так появился «Кураж-Бамбей», который очень скоро оброс еще несколькими проектами, а в 2012 году мы стали тесно сотрудничать с каналом Paramount Comedy, то есть наше творчество признали, можно сказать, на официальном уровне.

Михаил Кшиштовский: В какой-то момент мне показалось это интересным. Как такового знака с небес «тебе нужно заниматься переводами» не было, просто у меня был микрофон, свободное время и желание себя попробовать. Потом я познакомился с одним знающим человеком, с другим, подход стал более профессиональным, но по большому счету все это было, уже лет пять, есть и останется, я надеюсь, просто увлечением.

Руслан Габидуллин: Я как-то с детства любил читать вслух, рано научился читать, еще года в три, и радовал всех чтением по ролям. Потом театральное училище, институт, немного поработал в театре, затем аудиокниги, радио и после уже озвучание. Первым сериалом были «Дневники вампира», из тех, что мы начинали в первый год, он единственный все еще идет, я его очень люблю. Он девочкам очень нравится.

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– А вам что наиболее дорого из собственного творчества?

Михаил Кшиштовский: Пожалуй, сериал «Утопия». В свое время мне он очень понравился, и именно потому, что я его так близко к сердцу воспринял, он получился так хорошо.

Денис Колесников: Конечно, «Теория». Как и первая любовь, первый перевод не забывается. Конечно, когда закончился сериал «Как я встретил вашу маму», был период опустошенности, все-таки еженедельный график выхода новых эпизодов дисциплинирует, а тут освободилось столько времени, да и с персонажами успел сжиться, но «Теория» все равно фаворит.

Руслан Габидуллин: Мой любимый герой – Уилфред из одноименного сериала. Шикарнейший герой, очень мне близкий по характеру. С удовольствием озвучивал Руди из «Отбросов». Сейчас очень нравится сериал «На грани», герой Тима Роббинса. Это все яркие характерные герои, их интересно озвучивать.

Михаил Кшиштовский

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– Многие считают, что переводчики слишком вольно относятся к оригинальному тексту и переиначивают под себя шутки. Бывает такое в вашей работе?

Михаил Кшиштовский: Не в моем случае. Я стараюсь быть максимально близок к оригинальному тексту. Другое дело, что не всегда можно адекватно перевести какие-то шутки, тогда приходится выкручиваться.

Денис Колесников: Я могу подискутировать насчет любой конкретной претензии к моему переводу, но если говорить в общем, то свою первую озвучку я делал по субтитрам из Интернета, у которых я даже авторов не знал. Там действительно, как я потом уже понял, было достаточно косяков, и именно поэтому мы делаем переозвучку для канала Paramount Comedy с самой первой серии первого сезона. Если у вас претензии к тому, что я говорю «Бугагашенька!», а не оригинальное «Базинга!», то, мне кажется, как автор «авторского перевода» я имею право на собственное видение. И наконец, если претензии есть к шуткам, связанным с физикой, то могу успокоить – с третьего сезона к нам присоединился физик-консультант, который нам расшифровывает термины, объясняет эффекты, приводит технический юмор в человеческий вид. При этом смысл мы не искажаем, лишь добавляем немного родного колорита, мы же работаем для русскоязычной аудитории.

– Как вообще проходит работа над переводом и озвучкой? Много ли человек в этом занято?

Денис Колесников: Есть команда, и она за пять лет почти не поменялась. «Кураж-Бамбей» – интернациональная компания, есть переводчица, живущая в Лондоне, есть переводчик из Харькова, переводчица из Питера, научный консультант наш живет в Дубне. Мы понимаем друг друга с полуслова, они хорошо знают мою подачу, поэтому уже сами выстраивают фразы под меня. Это упрощает мою работу, поэтому я могу заниматься столькими проектами сразу.

Руслан Габидуллин: У нас переводами занимаются сразу четыре человека, нашу Таню-переводчика в Интернете очень хорошо знают под ником El brujo, именно ее прокатчики попросили перевести «Ультраамериканцев». Таня нашла трейлер, прислала его мне, мол, «наша тема», я сказал: «Да, будем делать», мы даже хотели сами обращаться с предложением сделать озвучку для проката, но встречное предложение нас опередило. Таня отлично знает, как со мной работать, поэтому мне практически ничего менять в ее переводе «Ультраамериканцев» не пришлось, так, буквально пару словечек.

Руслан Габидуллин

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– А как остальные дополнили перевод?

Михаил Кшиштовский: Я переводом не занимался, но поскольку это дубляж, то всеми нами была проведена работа по укладке текста.

Денис Колесников: Я лишь несколько фраз от себя добавил и изменил, чтобы они покомпактнее уложились.

– Что за образы вам достались в новой картине?

Михаил Кшиштовский: Я озвучиваю главного героя. В самом начале фильма это очень нерешительный, нервный, дерганый молодой человек, такой наркоша с постоянными проблемами, но к середине и финалу фильма он отращивает стальные шары, получает способность, как Лиам Нисон в «Заложнице», раздавать пендели направо и налево. Соответственно меняется его голос, и мне нужно было показать именно это его качественное изменение.

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– Близкий вам персонаж?

Михаил Кшиштовский: Есть что-то общее. Он, как и я, высокий и нервный, и мы оба любим… кхм… расслабляться.

Денис Колесников: Агент Йейтс (Тофер Грейс), цэрэушник, который идет по головам. Для меня это первый опыт озвучания антигероя. Все ведь привыкли, что я озвучиваю комедии, у меня все персонажи положительные, а тут прямо настоящий негодяй.

Михаил Кшиштовский: Мне приходилось озвучивать Тофера Грейса в сериале «Ох уж эти 70-е» несколько сезонов, он мне почти родной. Но сейчас ему уже сорок лет, так что мне дали персонажа помоложе.

Руслан Габидуллин: Мне достался герой Джона Легуизамо, такой бандит-мексиканец, косящий под негра. Нам с переводом даже придумывать ничего не надо было, все его «Йоу», «Нигга», «Мазафака» войдут в фильм, и это здорово – колоритный герой.

Интервью с командой озвучания фильма «Ультраамериканцы»

– Что для вас было самым главным впечатлением от работы над «Ультраамериканцами»?

Денис Колесников: Нашим условием было требование позволить нам заниматься редактированием перевода и делать его таким, каким видим его мы. Это очень важно – переработать текст под себя, ведь только ты знаешь, как конкретную фразу произнести правильно и комфортно для себя и зрителя. Нам дали полный карт-бланш, сразу предупредим, что мата не будет, но хлестких словечек будет достаточно – прокатчики пошли нам навстречу.

Руслан Габидуллин: Работать с режиссером очень интересно. Это упрощает работу, когда кто-то со стороны тебя поправляет. Когда я один записываюсь, я могу по сорок раз переписывать одну фразу, а здесь все иначе – и время поджимает, и опытный человек подсказывает, и вообще люди рядом ходят. А вообще, самое неудобное – это переходить с субтитров на печатный текст, я привык читать с экрана, а тут приходится одним глазом в текст смотреть, а вторым на рот актера, чтобы в губы попасть.

– Существует ли конкуренция между переводчиками и студиями? Влияет ли она на ваше сотрудничество здесь?

Денис Колесников: Начать стоит с того, что лично мы познакомились друг с другом только тогда, когда уже приехали на запись на «Мосфильм». Но то, что у нас получилось в трейлере, мне сразу очень понравилось.

Михаил Кшиштовский: Мы занимаемся, по сути, разными проектами, а потому конкуренции между нами как таковой нет. В фильме конкурировать и вовсе нет смысла – у каждого свой персонаж, мы не деремся за место под солнцем.

Руслан Габидуллин: У Дениса своя ниша – ситкомы, комедии, у Миши семейные какие-то сериалы, хотя в чем-то мы пересекаемся, но конкуренции у нас нет. Мы ведь никуда не торопимся, я очень не люблю, когда выберешь сериал, начнешь делать, а ко второй серии понимаешь, что он сдулся, как «Уэйуорд Пайнс» какой-нибудь, а надо до конца доделывать, это тяжело. Когда мы начинали, было немного студий, и никто особенно не следил за тем, чем занимаются другие. У нас на это просто времени не было, мы выпускали иногда по три серии в день, то есть работали с утра до ночи без выходных, переводя и озвучивая по двадцать сериалов одновременно. Сейчас мы несколько обленились, последними беремся, делаем медленно, но качественно, и мне все равно, в каком переводе человек посмотрит сериал, – для нас ничего не изменилось, мы делаем эти переводы для себя.

– Чувствуете ли вы себя звездами после того, как зрители проголосовали за ваше участие в этом проекте? Узнают ли вас на улицах? Или из-за того, что вы работаете голосом, поклонники вам не докучают?

Михаил Кшиштовский: Меня иногда на улице узнают. Но это связано с тем, что я еще и видеоблоги веду, поэтому мне приходится время от времени «светить лицом». Так что бывает, подходит какая-нибудь девушка и просит скромно: «Можно с вами сфотографироваться?»

Руслан Габидуллин: Мой обычный голос мало похож на тот, что люди слышат в сериалах, поэтому никто меня ни разу где-то на улице не узнавал. Ну и слава богу, на самом деле с моими друзьями-видеоблогерами по улице ходить невозможно, к ним подходят за автографами, сфотографироваться. А мне, даже когда я говорю, чем я занимаюсь, не верят: «Ну-ка, скажи чего-нибудь, как Уолтер Уайт. Не-а, непохоже…»

– Можем ли мы ожидать продолжение этой совместной работы?

Руслан Габидуллин: Конечно, хотелось бы продолжить этот опыт. Поначалу чувствовал себя не в своей тарелке, но потом разошелся. Сейчас очень интересно посмотреть конечный результат.

Денис Колесников: Мне кажется, в этот раз все будет круто. Это интересное сочетание жесткого экшена со своеобразным юмором, очень драйвовое, молодежное. Мы все выложились на максимум, так что зрителям это обязательно понравится. Что будет дальше? Посмотрим!

Михаил Кшиштовский: Предугадать ничего нельзя, сейчас вроде бы это все востребовано, но кто знает, как повернется судьба. Если вдруг дальше мои переводческие дела не пойдут, буду по старой памяти фотографироваться с девушками на улице. А если все будет хорошо, то вы нас услышите еще не раз!




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *