Search
25 января 2022
  • :
  • :

Интервью с Крисом Хемсвортом

Интервью с Крисом Хемсвортом

Нередко оказывается, что вживую кинозвезды куда ниже ростом, чем ожидаешь. И все же, когда мы прибываем на студию в Восточном Лондоне, где проходит фотосессия с Крисом Хемсвортом для «Человека года 2012» по версии EMPIRE, конкретно эта кинозвезда заметно возвышается над всеми остальными

Статьи о кино

Интервью с Крисом Хемсвортом

 
 
 
 
 

Хемсворт с нетерпением ждет возвращения к асгардским битвам (он сообщил нам, что первая же сцена будет с Локи в исполнении Тома Хиддлстона), однако в жизни он намного спокойнее своего супергероического экранного воплощения. После завершения фотосессии он усаживается на потрепанный кожаный диван и нерешительно принимает почетную награду от нашего журнала. Хемсворт успел поработать с Роном Ховардом (в драме о Формуле-1 под названием «Гонка») и появиться в двух фильмах под творческим руководством Джосса Уидона («Хижина в лесу» и «Мстители»), один из которых в итоге стал самым нашумевшим фильмом 2012-го, однако актера вряд ли можно назвать чрезмерно самоуверенным. Не то чтобы у него нет твердого мнения, но как человек, понемногу свыкающийся с карьерой кинозвезды первой величины, он осторожен с формулировками и осмотрителен с ответами.

Кадр из фильма "Тор 2: Царство тьмы"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Его можно понять. Со времен съемок в 171-й серии дневного сериала «Дома и в пути» Хемсворту пришлось увидеть немало, как он выражается, «захлопнутых дверей». А потом его взяли на роль кое-чьего отца в приквеле кое-какого фантастического фильма… Речь, конечно же, о «Звездном пути» Джей Джей Абрамса (2009): короткое, но мощное появление Хемсворта в роли обреченного Джорджа Кирка остановило захлопывающиеся двери не хуже ботинка со стальным мыском. С тех пор, не считая работы с Уидоном и Ховардом, он снялся в ремейке «Красного рассвета» – фильме «Неуловимые» (съемки закончились до «Тора», но сам фильм выходит только сейчас) – и засветился в еще одном летнем блокбастере Universal, «Белоснежка и Охотник». И все же невозможно начать разговор о лучшем годе Хемсворта, не обсудив его возвращение к роли главного иггдрасильского громовержца…

На съемочной площадке фильма "Тор 2: Царство тьмы"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Должно быть, вам не терпится приступить к съемкам во втором «Торе»?

Да. Хочется поскорее туда попасть. Еще во время первого фильма мы знали, что будем делать второй, обсуждали разные возможности, а когда стало ясно, что «Мстители» сработали, уже пошли разговоры типа: «Круто, можем продолжить вот это, а вот с этого начнем новую историю». Немало времени прошло. Но, знаете, всегда нужен этот подготовительный, репетиционный период, к тому же у нас накопился неплохой материал. За последние пару дней я видел несколько новых съемочных площадок – смотрятся они потрясающе. Асгард теперь выглядит намного органичнее. И стала более явной викинговская составляющая в людях Асгарда, в истории Тора.

Это влияние нового режиссера Алана Тэйлора?

Да, стало меньше фантастики. Ну то есть вот возьмите «Игру престолов» – что мне в ней нравится, так это то, что там есть некий мифический элемент, но вместе с тем у тебя все время сохраняется ощущение реальности этого мира. Думаю, такая же цель преследуется и в нашем сиквеле.

Кадр из фильма "Тор 2: Царство тьмы"

Интервью с Крисом Хемсвортом

В «Торе» сложилась очень удачная геройско-злодейская химия между вами и Томом Хиддлстоном.

Она сложилась почти идеально – ведь мы с ним тогда были практически на одном и том же этапе карьеры. Мы оба участвовали в чем-то и раньше, но ничто прежде не поднимало нас на такую ступень. Мы оба были в полном восторге от процесса, оба одинаково обожали кино и подобные истории. Хихикали с ним: «Мы только что побывали на одной площадке с сэром Энтони Хопкинсом, прикинь? И режиссер – Кеннет Брэна! Как, черт возьми, мы сюда попали?» И то же самое в «Мстителях»: «О боже, это же Роберт Дауни и Сэм Джексон!» (Смеется.) Среди вещей, которых я сейчас жду с наибольшим нетерпением, – наши сцены с Томом. Мы чертовски здорово повеселились тогда.

Забавно, что вы сказали, «когда стало ясно, что “Мстители” сработали…» Сейчас кажется странным, что кто-то мог в этом сомневаться.

Да, именно. И это странно, потому что почти забываешь, что подобное происходит не так уж и часто. Я тут говорил с Мэттом Дэймоном, и он мне: «Ну что, “Белоснежка…” нормально пошла?», а я в ответ: «Ага, миллионов четыреста наберет, наверное, но до “Мстителей” ей далеко». Он такой: «Боже!» – и головой качает: «Да ты офигел, четыреста – это колоссально!» А мой мозг словно думает: «Вот теперешняя норма, вот точка отсчета». До которой, боже, я сомневаюсь, что хоть что-то будет даже близко к этому… Ну кроме разве что «Мстителей 2». Но взять эту планку во второй раз будет весьма непросто. У меня теперь как будто на всю жизнь сломан механизм оценки кассовых успехов.

Кадр из фильма "Тор 2: Царство тьмы"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Давайте немного остановимся на Торе, раз уж вы играли его чаще прочих персонажей. Насколько он близок вам?

Не очень. Он намного прямолинейнее и безрассуднее, чем я – или чем я счел бы допустимым для себя. Наверное, мы с ним соприкасаемся через того дерзкого внутреннего мальчишку, который, хочу надеяться, всегда будет с нами. В первом фильме, в сценах, где Тор наслаждается битвой и на его лице эта ухмылка, Брэна говорил мне: «Представь, что ты сейчас с братьями дома, вы гоняете в футбол или занимаетесь серфингом. Ты это обожаешь. Ты живешь ради этого». В общем, тот самый нахальный парнишка, о котором мои родители могут вам рассказывать целый день. И так мне было проще вжиться в роль.

Вам придется играть его еще долго. Хорошо, что вам это легко дается…

О да, я с ним уже близко знаком. Впрочем, теперь задача в каком-то смысле сложнее. Первый «Тор» был историей происхождения. В начале он наглый юнец, а в конце – герой. Здесь и возникает опасность: что с ним дальше-то произойдет? Если он не будет меняться, то станет скучным. Но как его разобрать и снова собрать, как придумать какую-то эволюцию для него, какое-то путешествие? С «Мстителями» другая история, это была эволюция команды. А со вторым «Тором» мы просто голову сломали: «Окей, так какой у него тут главный конфликт?» Потому что нельзя снова выстраивать все вокруг его темперамента или его заносчивости. Это уже было. А кроме того, в чем юмор? Больше нельзя пользоваться приемами из первой части типа «рыба-на-суше», а-ля Крокодил Данди. На Земле он уже побывал. Может, какие-то элементы от этого…

Кадр из фильма "Тор 2: Царство тьмы"

Интервью с Крисом Хемсвортом

То есть героиня Натали Портман, Джейн, теперь отправится в Асгард?

(Начинает отвечать, обрывает себя и смеется.) Я чуть было не… А вы молодец!

Что ж, продолжим. Смотреть «Мстителей» было очень весело. Снимать их было так же весело?

Да. И я так счастлив, что к тому моменту я уже играл этого персонажа, потому что тогда ты выходишь на площадку с мыслью: «Ладно, у меня есть некоторое представление о том, что я делаю». Думаю, все осознавали потенциал фильма – и одновременно все чувствовали себя нелепо! Потому что мы все торчали там в этих безумных костюмах.

Кадр из фильма "Мстители"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Вы ведь единственный были с плащом, так? Ужасно неудобно, должно быть. Всегда сочувствовал героям в таких плащах…

Да, это самая непрактичная вещь в мире. Типа, кому вообще в голову придет такое нацепить? Каждый раз, когда опускаешься на колени или перекатываешься, ты в нем запутываешься или наступаешь на него. Это фактически как если бы ты нацепил еще и платье поверх этого чрезмерного количества резины и металла. (Смеется.)

Итак – к главной теме нашей беседы: EMPIRE выбрал вас «Человеком года».

(Посмеивается.) Верно.

Ну вот. Как ощущения?

Довольно забавно. Ну, прежде всего, это очень мило, и спасибо вам большое. Как раз недавно это обсуждал – ну, типа, что это значит? Титул «Человек года»? Но вообще любой показатель того, что людям нравится то, что ты делаешь, что, в свою очередь, позволяет продолжать мне этим заниматься – это огромный плюс.

Как бы то ни было, неплохой вышел год, правда?

Если бы меня спросили несколько лет назад, о чем я мечтаю в карьерном плане, а потом предложили: «Как насчет роли автогонщика 70-х в фильме Рона Ховарда, а потом сняться в блокбастере про супергероев?» – я бы ответил: «Ага, то, что надо!» Кажется, я впервые с тех пор как захотел играть, с тех пор как оказался в индустрии, начал думать: «Господи, а теперь-то к чему стремиться?» Человек всегда живет будущим. И хотя сейчас время во многом очень хаотичное, я в каком-то смысле чувствую себя более расслабленно. И фокус в том, чтобы сохранить эту расслабленность: жить в настоящем, не фокусируясь на прошлом или будущем, и просто наслаждаться тем, что сейчас передо мной.

А как вы расслабляетесь? Кажется, один проект у вас немедленно сменяется другим.

Да, создается впечатление, что одно прямо вытесняет другое. На самом же деле я участвовал во всем этом по отдельности, а между фильмами всегда была пара свободных недель…

Целых недель?!

Ага, недель. (Смеется.) Успеваешь перестроиться и вернуться обратно. Но мне нравится постоянная занятость, и, думаю, следующая задача – стать чуть более избирательным в плане работы и не перегружать себя. К тому же рождение дочери в этом году стало лучшим отвлекающим фактором – по сравнению с этим все отодвинулось на задний план, в хорошем смысле, все встало на свои места.

Нет ощущения, что все поглотили «Мстители»? Вы уже снялись в этом году в другом блокбастере, «Белоснежка и охотник», не говоря уже о «Хижине в лесу»…

Ну, вы же понимаете, если меня узнают на улице, то это из-за Тора.

Вы ведь сейчас на него все-таки немножко смахиваете.

Сейчас, бог ты мой… Когда я был выбрит и волосы были темнее, я такой: «Ну круто, можно пожить своей жизнью». А потом я снова блондин с бородой, и такое ощущение, будто идешь по улице в костюме для Хэллоуина!

Что скажете про «Белоснежку…», удачный был опыт? Складывается впечатление, что работа была довольно суровая и грязная…

Так и было. Сырость и грязь месяца три или четыре кряду. Плюс в процессе съемок я старался серьезно сбросить вес, потому что впереди была «Гонка». Короче, стоял холод, я был вечно голоден и в довольно поганом настроении, если честно! (Смеется.)

Кадр из фильма "Белоснежка и охотник"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Кажется, в фильме это было заметно.

Да, это, пожалуй, отразилось на моем герое. Многие замечали. Правда, я был трезвый. Но вообще было весело. Мне понравился этот мир, он похож по ощущению на «Властелина колец» – такое фэнтези, основанное на реальности, понимаете?

«Сумерки» принесли Кристен Стюарт славу космических масштабов. Не думаете, что с «Тором» вас ждет то же самое?

Хм… Мне кажется, это разная слава. При всем моем глубоком уважении, «Сумерки» определенно рассчитаны на подростковую аудиторию, и у них были такие… ну, своего рода, ох, как это правильно сказать? Ну более истерического такого толка поклонники, да? В то время как «Мстители» – они для любого возраста; людям просто нравятся эти фильмы – все фильмы Marvel – вот в чем отличие от того, что происходит с ней.

Кадр из фильма "Белоснежка и охотник"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Можно ли сказать, что поклонников Marvel в каком-то смысле больше интересуют сами герои? Вы их интересуете как Тор, а не как Крис Хемсворт. Тогда как в случае с Кристен дело более…

Личное.

Она, кажется, больше сливается со своей героиней.

Верно подмечено. Я в обычной жизни не похож на Тора внешне большую часть времени. Тогда как героиня «Сумерек» и обычная Кристен, идущая по улице, – они мало различаются: они люди, им легко сопереживать, ставить себя на их место. Да, я думаю, граница размывается именно тогда, когда персонаж кажется более близким, когда он больше похож на тебя в твоей повседневной жизни. «Мстители» же – совершенно другое дело, и у нас под окнами отелей не дежурили сотни поклонников, как у них.

Как, по-вашему, будет продолжение «Белоснежки…»?

Без понятия. Официально никто ни о чем таком не слышал. Я тоже не говорил об этом ни с кем из Universal. Думаю, все зависит от того, захотят ли люди увидеть еще один фильм!

Судя по кассовым сборам – захотят.

Ну да. И персонаж этот мне по душе. Многое в нем менялось, и многое не вошло в финальную версию. Мне из чисто эгоистических побуждений хотелось бы, чтобы ряд сцен с Охотником все же остался в фильме, но, наверное, так всегда происходит. Тратишь на роль три месяца, ожидая, что в картину войдет каждый кадр, хотя порой кое-что и сам бы с удовольствием вырезал! Но это было непросто, потому что там было больше предыстории, которая не влезала, и больше раскрывались отношения между этими двумя… Персонаж просто был несколько глубже, и мне жаль, что не удалось это показать в полной мере.

Кадр из фильма "Хижина в лесу"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Забавно, что мы наконец-то увидим «Неуловимых» и что вышла-таки «Хижина в лесу». Оба фильма снимались раньше «Тора», и оба были надолго отложены. Не казалось ли вам в какой-то момент, что судьба отвернулась от вас?

Да, съемки обеих картин шли практически подряд, как раз перед «Тором», и, несомненно, с точки зрения Marvel все было типа как: «Отлично, сейчас у него выйдут оба эти фильма, и к премьере “Тора” он будет уже немного на слуху». А все оказалось иначе. Но Кен сказал: «Я не против, что мне выпадет представить тебя как новое лицо и именно в этой роли». Меня всегда больше волновал другой момент: хочется, чтобы каждый новый фильм выходил и показывал твои последние достижения и возможности. А когда на экран выходит кино, снятое три или четыре года назад, и предполагается, что сыграл ты там совсем недавно… Боже, да даже снятое на прошлой неделе порой смотреть тяжело, потому что каждую неделю думаешь: «Нет, ну вот так больше никогда не делай!»– что уж говорить о трех или четырех годах! В общем, это всегда страшно.

Но «Хижина…» – веселый фильм, верно?

Верно. Отличное кино. Джосс Уидон, да еще и сразу после «Мстителей» – для этого фильма все обернулось просто великолепно.

А «Неуловимые»? Дэн Брэдли – большой талант.

Да, он прекрасен. Серия о Борне, Индиана Джонс, Человек-паук– смотришь на его послужной список и понимаешь, что значительная часть этих крутых экшн-сцен и моментов – его рук дело. В общем, и в «Неуловимых» масса экшна и отличная операторская работа в его классическом стиле. К тому же он исследует отдельных персонажей и их переживания относительно происходящего, пожалуй, куда серьезнее, чем это было в оригинальной картине. Но это веселое кино, попкорн-боевик. Мы все выглядим лет на пять моложе… Мы как Бенджамин Баттон! Будем в этом году молодеть с выходом каждой из этих лент.

Кадр из фильма "Неуловимые"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Вы задумывались о политическом аспекте «Неуловимых»? Оригинал отличался такой весьма американской, сурово индивидуалистской точкой зрения. Ну, знаете, «Хвала Господу за Вторую поправку…»

А теперь там в главной роли австралиец! (Смеется.) Ну разговор о политике зашел только ближе к середине съемок. Но тогда нападавшими были русские и китайцы, а когда фильм был закончен, врага вдруг почему-то заменили на Северную Корею.

Может, просто чтобы проще было продать кино для проката в Китае?

Вполне возможно. Меня не спрашивали – чем я, кстати, вполне доволен! (Смеется.) Это выдуманная история, она, прежде всего, об этой группе ребят, которые сплотились перед лицом общей угрозы. Неважно, кто напал: иностранцы или инопланетяне – в основе истории никогда не было никакого реального предположения или политического утверждения.

Кадр из фильма "Неуловимые"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Сложные были съемки?

Да нет, вообще-то было очень весело.

Не слишком напоминало курс молодого бойца?

Напоминало, и именно поэтому было весело. Нас, человек десять, отправили в учебку и на стрелковую подготовку. Всех, в возрасте от 15 до 25, на четыре месяца в Детройт. В общем, эмоции были, гм…

Бурные?

Ага! Точно! Ощущение будто ты в школьном лагере, на летних каникулах. Было круто, и я тогда впервые получил большую ведущую роль. Самая серьезная моя работа на тот момент.

В какой точке карьеры вы поняли: «Ну вот, наконец-то. Я здесь, в пункте назначения…»?

Не знаю. Я определенно… в смысле… я в курсе, что теперь обладаю большей свободой и выбором, чем когда-либо прежде. Но не знаю, можно ли вообще избавиться от этой неуверенности, этого «Ох, это ведь может быть твоя последняя работа». И, думаю, именно это ощущение позволяет оставаться честным и не терять головы. Не хотелось бы чересчур расслабляться. Слышал, что Энтони Хопкинс тоже говорил, что он о каждой роли думает, не последняя ли она. Разумно это или нет, но долгое время ты живешь с этой тревогой. Ну то есть первые пять-шесть лет со всеми прослушиваниями и попытками получить работу – это была просто жесть. Четыре, а то и пять прослушиваний в неделю, которые фактически являются собеседованиями, – и так годами! Двери захлопывают у тебя перед носом – «Нет, нет, нет» – а ведь большинство людей проходят собеседования о трудоустройстве всего раза два-три за всю жизнь, понимаете? В общем, к такой психологии непросто привыкнуть, к такому образу жизни. И массу времени ты просто пытаешься себя как-то убедить, что тебя это все не так уж и волнует, чтобы не слишком переживать. Но я что-то очень сложно отвечаю на ваш вопрос. Короче, я думаю, это были «Мстители»: определенно, когда фильм вышел, и мы отправились в пресс-тур, я подумал: «Вау, ничего круче уже точно не будет».

Многие люди таким прибытием в пункт назначения назвали бы «Звездный путь» Джей Джей Абрамса.

Да, конечно.

Когда вышел «Тор», было по сути так: «О, это же папа Кирка, круто!»

Да, и даже Кен, когда выбирал меня на роль, ну то есть когда он пытался найти Тора, – не стал исключением: последние пробы назначили на те выходные, когда вышел «Звездный путь», и это было очень кстати, потому что Кен тогда сказал то же самое. Возвращаясь к «Звездному пути», мне позвонили буквально в пятницу вечером: «Можете приехать на прослушивание к Джей Джею в его офис?» Ну я приехал в Paramount, сел к нему за стол, прочитал сцену, и он такой: «Отлично. Начинаете с понедельника». В понедельник я был на площадке, и мне даже сценарий целиком не дали, потому что мой персонаж там был всего на пяти страницах. Отснялся за четыре дня – и дело с концом. От такой небольшой роли, вы правы, эффект был очень заметный. Но с того момента и до «Тора» прошло немало времени – я тогда сидел без работы и думал: «Боже, у меня деньги на исходе, я в Лос-Анджелесе, меня тошнит от отказов, и я скоро поеду на родину». Вполне возможный был исход.

Кадр из фильма "Тор"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Кстати, о родине: создается впечатление – видимо, ложное – что вы росли в дебрях буша, среди буйволов и крокодилов. Как бы вы описали свое детство, откуда вы родом? И как вы все трое стали актерами?

Мы несколько раз переезжали. В какой-то момент примерно на год переехали на Северные территории, внутренний регион континента, на ферму – мне тогда было лет пять.

Ваш отец работал на ферме?

Да, вместе с дядей. И мама с ними. Мы жили в общине аборигенов, и это был совершенно прекрасный уголок планеты. Я провел там всего два года из своих двадцати восьми, но очень забавно, потому что в интервью… Понимаете, все эти клише: австралийский буш, Крокодил Данди – вот это все – бац! – готова история! Люди за это цепляются. А еще я сказал братьям – (ну Лиаму уж точно): «Черт, нам надо прекратить рассказывать о том, как мы дрались в детстве, потому что создается впечатление, будто мы из какой-то дикой, хулиганской семьи, а это чушь собачья». Да, маленькими мы иногда жили в буше, но у нас было прекрасное детство и замечательные родители. Все это и привело к актерской карьере, а родители всегда нас очень поддерживали. Никогда в жизни не желал ничего другого. Меня каждый раз коробит, когда я читаю, будто я «из австралийской глуши». Я ж не в крокодиловых сапогах сюда заявился!

И в огромной шляпе!

Ага, и с ножом! Надо все это совсем до абсурда довести… Впрочем, детство там, пожалуй, было одним большим приключением. Да, именно. Мы все время где-то шастали.

А какое кино вам тогда нравилось?

Индиана Джонс, «Звездный путь», «Бесконечная история», «Лабиринт», «Принцесса-невеста»… «Бесконечная история» и «Лабиринт» – это мое детство!

В «Торе» было похожее по настроение веселье, как в этих фильмах. Он был словно «Повелители вселенной», только хорошо снят!

(Смеется.) Надо будет вернуться и посмотреть заново. Они ведь там собираются ремейк снимать, верно?

Кадр из фильма "Тор"

Интервью с Крисом Хемсвортом

Да, Дольф Лундгрен…

Говорил что-нибудь обо мне?

О да, о да. Дольф Лундгрен дал вам добро на роль Хи-Мена.

Я не могу играть Хи-Мена, это же практически Тор, разве нет?

Вот именно! Вас это беспокоит? «Ага, он же Тор, так что и Хи-Мен из него выйдет что надо». Значит ли это, что вы никогда не сыграете злодея или какого-нибудь аморального типа?

Да, заполучить такую роль мне, наверное, будет стоить немалых усилий. В этом отношении было очень приятно сниматься у Рона, потому что там такая более камерная, глубокая драма. Да, там был экшн с машинами и гонками, но девяносто пять процентов всех игровых сцен были про отношения. Я обожаю этот фильм. И моего героя тоже. В Джеймсе Ханте есть нечто чудесное, детское – и неважно, нравится вам или не нравится то, что он делал, нельзя не восхищаться его страстью и увлеченностью. А как он говорил! Осталась же масса интервью с ним, и он так харизматичен. Просто приковывал к себе внимание. Он делал, что хотел, и, по-моему, всем нам время от времени хочется поступать точно так же. Но с такой психилогией, как у этих парней: ситуация жизни и смерти; в 70-х каждый год погибало по четыре-пять человек, прямо какой-то сраный «Гладиатор». Ребята типа Джеймса были адреналиновыми маньяками, пили и отжигали на всю катушку. Тогда как люди вроде Ники Лауды были потрясающе сосредоточены, подготовлены и куда более осторожны, но при этом они обладали не меньшими способностями, талантом и отвагой.

Знаю, мы уже шутили насчет Крокодила Данди, но все же: что такого есть в австралийских актерах, отчего они так «переводимы» – в том плане, что переезжают в Голливуд и отлично там справляются? Это какая-то особенная культурная черта?

Мне этот вопрос задают чаще всего.

Ой, простите.

Нет, я просто к тому, что никогда не мог подыскать хороший ответ. Могу лишь выдать пачку «может быть». Продюсер однажды сказал мне: «Америка тесно связана с этой культурой ковбоев, вестерна, потому что это история страны, а у австралийцев нечто подобное есть до сих пор». Я не хочу ляпнуть что-нибудь обидное для жителей других стран, типа «а, это все оттого, что мы более мужественны…»

Крепкой породы…

(Смеется.) Ага. Не знаю. Но тут определенно есть какой-то культурный… кураж.

*Этот материал был опубликован в журнале Empire за март 2013 года




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *