Search
25 января 2022
  • :
  • :

Интервью с Ореном Пели

Интервью с Ореном Пели

Film.ru связался с создателем сериала «Река» Ореном Пели для того, чтобы выяснить, зачем он попытался соединить «Паранормальное явление» с «Непутевыми заметками», и как он вообще дошел до жизни такой…
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Интервью с Ореном Пели


Орен Пели проснулся знаменитым после ошеломительного успеха «Паранормального явления», который он с друзьями снял на $15 тысяч. В мировом прокате фильм заработал почти $194 млн, что тут же обеспечило Пели предложениями по работе на несколько лет вперед. После этого вышло продолжение «Паранормального явления», затем чуть менее удачный «Астрал», скоро выйдут «Чернобыльские дневники», в российском прокате названные «Припятью», а затем – фильм про «Зону 51» и уже четвертая часть «Паранормального явления»…

Интервью с Ореном Пели

В начале 2012 года на канале ABC вышел мистический сериал «Река», в котором Орен Пели выступил уже не только сценаристом, но и исполнительным продюсером. «Река» использует приемы из «Паранормального явления» и «Ведьмы из Блэр» – весь сериал представляет собой «отредактированную» телеканалом версию архивных материалов, снятых пропавшей съемочной группой, отправившейся на поиски исчезнувшего годом ранее телеведущего… Для телевизионного формата такой развлекательный мокьюментари-продукт – новинка, поэтому неудивительно, что вместе с восторгами многих зрителей «Река» получила тонну критики как от любителей мистических триллеров, так и от потребителей обычной телевизионной продукции. Film.ru связался с создателем «Реки» Ореном Пели для того, чтобы выяснить, зачем он попытался соединить «Паранормальное явление» с «Непутевыми заметками», и как он вообще дошел до жизни такой…

Как вас угораздило попасть в сериальные жернова?

Это все из-за «Паранормального явления». После того, как оно стало хитом, я начал думать о том, какие идеи нужно развивать дальше. Через какое-то время я понял, что интересной темой могло бы стать путешествие группы исследователей по джунглям и открытие ими каких-то совершенно невероятных вещей, которые не только переворачивают их жизнь, но и полностью меняют их представление о том, как устроен мир. Я вовсе не думал делать из подобного сюжета сериал, но после того, как «Паранормальное явление» стало мегахитом, я встретился со Стивеном Спилбергом, и он мне говорит: «Старик, мы должны снять сериал!» Только цветной и для ТВ. У меня тогда от страха аж ноги подкосились. Потом, когда уже прошло несколько месяцев, я показал одному из сценаристов второго «Паранормального явления», Майклу Перри, свои наработки для фильма про загадочные и опасные джунгли, и он так проникся идеей, что тоже заявил: «Старик, мы должны по этому сценарию сделать сериал, а не фильм!» Он же и порекомендовал действие перенести из джунглей на реку. Мы отнесли сценарий на DreamWorks – там он практически всем понравился, и это уже они предложили сериал каналу ABC, который относительно быстро согласился сериал запустить. Ну, в общем, так все и началось…

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

То есть, от идеи до появления прошло почти четыре года?

Скорее, три, но да, путь будет четыре.

Я заметил определенную сюжетную закономерность в сериале. В нем каждая серия – это и оммаж, и клише из разных поджанров фильмов ужасов. Так, одна серия – это классическое кино про зомби, другая – с мистическими находками «Кладбища домашних животных», третья – вообще «Экзорцист» и «Охотники за привидениями»… Расскажите, как так получилось?

Пока мы готовили сериал, мы долго придумывали, как обыграть с помощью знакомых для зрителей приемов столкновение главных героев со страшными необъяснимыми явлениями. При этом определенным ограничением для нас стала сюжетная фишка, которая заключается в том, что герои продолжают снимать хронику, несмотря ни на что. Жанровые клише и отсылки к другим фильмам помогают объяснить то, что невозможно объяснить ни в кадре, ни в рамках одной серии. Кроме того нужно было постараться, чтобы каждая серия была практически самостоятельной историей, чтобы даже те зрители, которые не видели первой серии, легко могли бы начать смотреть сериал, допустим, с четвертой, и понимать, что там вообще происходит. И хотя такую задачу, в общем-то, довольно легко объяснить, на практике она оказалась самым сложным из всего, чем нам пришлось заниматься.

Простите, если мой вопрос покажется немного оскорбительным, но вам не показалось, что кому-то в управляющей команде не хватило смелости, и острые моменты были нещадно сглажены, а какие-то вещи чрезмерно разжеваны?

Ну, если вам не хватило крови, то мы ее особо и не планировали показывать. То же «Паранормальное явление», если помните, тоже было довольно бескровным. В конце концов, мы же не слэшер снимали, чтобы на каждом шагу головы рубить. Скажу больше: по моему глубокому убеждению, самыми страшными вещами оказываются именно те, которых ты не можешь увидеть – какой-нибудь шорох в темноте, ощущение, что что-то на тебя надвигается, но ты не видишь, ни что это, ни откуда оно может напасть. Мы с самого начала определились, что будем стараться избегать шокирующего гротеска с тоннами крови или каких-нибудь отвратительных деталей. Мы хотели поиграть на глубоких страхах зрителей и испугать их посильнее, чем могут испугать литры клюквенного сока.

А второй сезон у «Реки» будет?

Нам пока еще ничего не объявили, так что не могу ничего сказать.

Сценарий ко второму сезону вы уже написали?

У нас это несколько иначе происходит. Мы уже прикинули, что должно быть во втором сезоне, но пока не приступали к сценарию, потому что мы не снимаем его полностью за один присест, а последовательно производим серию за серией.

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

Кстати, как автора, вас все в сериале устроило?

Да, сериал получился клевый. В некотором роде даже уникальный. Местами очень страшный. Мне кажется, он сильно отличается от всего, что обычно производится для телевидения. Обычно же сериалы снимаются про больницы и врачей, про полицейских, а тут наша «Река» оказалась довольно экзотическим шоу для ТВ. Я ужасно рад, что она так не похожа на другие сериалы.

А что было самым трудным?

Вообще, когда ты снимаешь на воде, усложняется все. Вместо удобной студии, где есть все, что тебе нужно – и люди и оборудование, – тебе приходится работать в совершенно разных погодных условиях с ограниченным набором техники на неудобной лодке. Это принципиально усложняет вообще все. В дополнение к этому – почти экстремальные условия съемок в труднодоступных локациях в джунглях. Обычно так сериалы не снимают. У нас, конечно, была великолепная команда, но в трудных для съемки условиях мы не обошлись без нескольких несчастных случаев. Так что проект сам по себе оказался довольно трудным, но мы справились.

Говоря о труднодоступных местах, скоро же выходит фильм по вашему сценарию «Припять»?

Да. Но сюжет про Чернобыль у меня как раз случайно нарисовался. Я бродил по интернету в поисках интересных идей и вдруг увидел у кого-то запись про один украинский городок под названием Припять. Про Чернобыль-то я вообще часто слышал, но то, что жители покинули город чуть ли не за день, – для меня оказалось новостью. Если я ничего не путаю, у людей не было даже возможности вещи собрать. Мне стало ужасно интересно, и я стал изучать подробности чернобыльской трагедии, смотреть на youtube видео, которые выкладывали люди, которым удалось добраться до Припяти, изучать фотографии, которые они делали. То есть, с одной стороны, чернобыльская авария – это безусловно невероятная трагедия – чисто по-человечески ужасно жаль всех, кто стал ее жертвой, но с другой стороны, когда ты смотришь на опустошенные дома, больницы, школы – волосы шевелятся, потому что ты видишь уже готовую декорацию для хоррора.

Кадр из фильма

Интервью с Ореном Пели

Слушайте, а в игру S.T.A.L.K.E.R. вы не играли?

Я про нее только слышал. Не играл.

А вы сами в Припять не ездили?

Нет, мы на самом деле так туда и не съездили. Мы реально собирались, потому что нужно было исследовать эту территорию для того, чтобы начать строить декорации, но так и не смогли туда попасть. Это буквально закрытая территория, и нас туда официально так и не пустили, хотя я время от времени встречаю в сети информацию о том, что кому-то туда удается пробраться.

С другой стороны, это только стимулирует воображение, что же там такого может быть… К слову, о воображении: в вашей фильмографии, в основном, ужасы и мистические триллеры. Вы как-то систематически, профессионально изучаете этот жанр?

Да что вы! Я как-то не считаю себя профессиональным хоррормейкером. Просто в индустрии так повелось, что если ты себя хорошо зарекомендовал в каком-то жанре, то от тебя дальше ждут какого-то предсказуемого качественного результата там, где ты себя проявил. Но сам я сейчас дважды подумал бы, прежде чем продавать себя как «специалиста по ужасам». Стараюсь избегать таких упрощенных и в чем-то ущербных формулировок.

Но, судя по сценарию «Реки», ужастики вы любите. В конце концов, вы же наверняка не будете писать сценарий к романтической комедии, если попросят?

Ну, в ближайших планах у меня такого точно нет, но кто же в таком деле зарекается.

«Паранормальное явление» стало шикарным стартом вашей кинокарьеры. По-моему, у некоторых продюсеров даже в голове не укладывается, как можно снять фильм за $15 тысяч.

На самом деле, снимать «Паранормальное явление» было довольно легко. Я снимал фильм в собственном доме. Практически без съемочной бригады. Моими главными актерами стали мой друг и моя девушка, да и остальных актеров было немного. Съемки заняли всего неделю. Из-за того, как я его снимал, не было особой необходимости ни в профессиональном освещении, ни в профессиональном операторе, ни звукорежиссере, гримере и т.д. Так получилось, что в этом фильме я все смог сделать сам – и монтаж, и спецэффекты, и звук. Так что тут просто нечему было дорого стоить.

Кадр из фильма

Интервью с Ореном Пели

По-моему, это хороший урок для тех, кто хочет снять свое кино, но не знает, как к нему подступиться.

Так все же от ситуации зависит. Не каждый же фильм можно у себя дома снять и только с двумя актерами. Обычно фильмы все-таки более масштабны и требуют нормальной съемочной группы и большего количества актеров. Не нужно стремиться удешевлять производство, потому что это сработало в моем случае, но в другом – может и не сработать. В общем, не нужно слепо копировать чужие производственные модели. Но, конечно, для «Паранормального явления» такой вариант сработал.

С одной стороны, у вас есть такой пример сверхмалобюджетного кино. С другой стороны, сериал «Река» – это крупный мейджорский телевизионный проект. Поделитесь впечатлениями, в чем отличие?

Ну, тут весь проект оказался каким-то совершенно невероятным. Трудно объяснить, какую эйфорию ты ощущаешь, когда вдруг в твое детище вовлекается огромное количество народу, и ты знаешь, что делаешь большой телевизионный проект для огромной аудитории, которая будет его смотреть в прайм-тайм. И делать что-то вместе со Стивеном Спилбергом – это как раз пример того уникального шанса, который выпадает всего лишь раз в жизни. Так что я безумно благодарен, что на мою долю выпало такое приключение.

Кстати, все привыкли, что хоррор – это, в общем, малобюджетный жанр. Если исходить из этого посыла, вам не показалось, что сериал оказался местами слишком глянцевым, перепродюсированным?

Простите, это вопрос или наезд?

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

Да вопрос, конечно.

Ну, тогда смотрите: идея самого сериала заключается в том, что это фильм в фильме, шоу в шоу. Это не как бы случайно заснятое происшествие, как в «Паранормальном явлении», и не реалити-шоу. В «Реке» – профессиональная съемочная бригада снимает фильм, и это показано в фильме о них – что-то вроде рекурсии, но дело не ней. Мы следили за тем, чтобы сам сериал было смотрибелен прежде всего для телезрителей – например, чтобы камера не слишком тряслась в кадре. Короче, чтобы им было комфортнее смотреть. Так что тут как раз хорошо, что в самом сюжете прописано, что весь фильм снят профессиональной съемочной бригадой для фильма, про который вы смотрите фильм. Тут некоторая вылизанность совершенно оправдана.

Значит, вам не пришлось во время съемок сглаживать какие-то особо острые углы?

Да, потому что мы с самого начала писали сценарий для телевидения – чтобы он подходил по формату. При этом мы старались все же оставлять какие-то детали, которые добавляли бы ему реалистичности. Например, если персонажи ругаются, то они должны делать это так, как делали бы в реальности, и если они произносят слово на букву «F», то они не заменяют его каким-нибудь эфемизмом, а говорят как есть, а мы затем это просто запикиваем. Органичность при этом не теряется. Еще нам повезло, что и телесеть, и студия не пытались урезать количество страшного в сериале – скорее, наоборот, они даже нас поддерживали и говорили: делайте все, что считаете необходимым, если нужно сделать что-то пострашнее – делайте. Так что, нас никто особо не сдерживал.

А существуют какие-либо темы, которые вы бы ни за что не использовали в сценарии?

Все от сценария зависит – от того, про что там история. Но навскидку ничего такого не приходит в голову. Но вообще запретные темы могут быть в любом проекте.

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

Где больше свободы – на телевидении или в кино?

Интересный вопрос, на самом деле. Потому что, когда я впервые оказался на телевидении, я думал, что оно серьезно ограничивает – например, целую историю ты должен уместить в час вместо двух, как в кино. Если вычесть рекламу, то вообще сорок пять минут получается. Так что мне поначалу показалось, что на ТВ очень и очень сложно рассказывать вменяемые истории, в отличие от кино. Но потом я вдруг понял, что неверно смотрю на телевизионный формат: если ты смотришь сериал, то ты очевидно посмотришь целый сезон – в случае с «Рекой» – это восемь эпизодов. Это значит, что тебе вовсе не обязательно умещать весь сюжет и все развитие персонажей в одну серию. Наоборот, у тебя на это есть на несколько часов больше, чем в кино! Так что одним из профессиональных вызовов для нашей команды была необходимость рассказать о чем-то сверхъестественном, что происходит со съемочной группой, но при этом вынести за скобки одной серии развитие характеров главных героев и структурообразующий сюжет. Тут как раз выясняется, что у тебя больше и времени, и возможности, чтобы рассказать все, что нужно. Но в любом случае, у каждого формата есть как преимущества, так и недостатки – все зависит от того, с какого угла смотреть. Главное – вовремя определить сильные и слабые стороны и превратить каждую из них в твое преимущество. Опять же, все зависит от сюжета, который тебе нужно разрабатывать, но это – уже отдельный разговор.

Вопрос с подвохом: если мы вас попросим сделать для нас небольшую экскурсию по сериалу и рассказать хотя бы о части реминисценций к другим фильмам, вы сможете это сделать?

Ни за что!

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

Почему?

Не хочу лишать людей удовольствия самостоятельно находить явные или неявные отсылки к другим фильмам. Все-таки это лучше делать самостоятельно. А потом, может быть и такое, что когда мы снимали «Реку», то не обязательно могли напрямую ссылаться на какой-то фильм. Знаете, иногда ты подсознательно копируешь какие-нибудь интересные приемы, клише, и даже не замечаешь, что это делаешь – просто машинально повторяешь что-то из фильма, который тебе очень нравится… С другой стороны, у всех же свой собственный жизненный опыт, люди смотрят разные фильмы, потому даже набор явных отсылок к другим фильмам может разными зрителями считываться по-разному – тут дело в контексте. Так что для меня самое интересное – дать зрителю возможность сделать свои собственные выводы на основе его собственного опыта и отношения к смерти.

Хорошо, но тогда хотя бы назовите фильмы ужасов, которые вам кажутся самыми страшными?

В детстве меня до чертиков испугал «Изгоняющий дьявола». Потом – «Ребенок Розмари». «Другие», «Шестое чувство», «Кошмар на улице Вязов»…

Страшные легенды из «Реки» вы сами придумывали или брали за основу все-таки какие-то реальные амазонские истории?

В целом мы старались использовать какие-то случаи, про которые кто-нибудь когда-нибудь рассказывал, да и вообще мы провели довольно обширное исследование разных народных мифов, сказаний, поверий, индейских сказок и легенд – не только амазонских. Огромное количество историй со всего мира мы использовали как источник вдохновения и условную сюжетную основу для каждой серии «Реки». Например, в первой серии показана целая куча реально существующих вещей: дерево с куклами реально существует в Мексике, а обезьяну с головой девочки мы нашли, если ничего не путаю, в Китае. В общем, в сериале мы использовали огромное количество реально существующих легенд или поверий со всего мира.

А сами вы верите во что-нибудь такое сверхъестественное?

Не очень – в быту я довольно скептически ко всем подобным историям отношусь. Конечно, я стараюсь верить в невероятное и не сковывать себя предрассудками, но обычно я во что-то точно могу поверить, если сам увижу железное и неопровержимое доказательство… Без фактов как-то не верится, если честно.

Кадр из сериала

Интервью с Ореном Пели

Орен, неужели с вами ни разу не происходило ничего сверхъестественного?

Ничего, что я мог бы охарактеризовать как сверхъестественное. Хотя, в доме, в котором я снимал «Паранормальное явление», иногда происходили странные вещи: падали полки или вещи с полок, и мы слышали странные звуки, которые были довольно страшными, на самом деле, особенно, когда мы их слышали ночью. Собственно, они и подтолкнули меня к сюжету «Паранормального явления». Но, если честно, я не могу с полной уверенностью сказать, что в этих звуках было что-то сверхъестественное – я нашел им довольно логичное объяснение: странные звуки, скрипы и стоны дом мог издавать из-за того, что дерево реагировало на разницу температур и влажности днем и ночью. А падение полок и вещей с полок… Ну, не знаю, даже представить себе не могу, что это могло быть привидение… Наверное, и этому есть какое-то логическое объяснение – я только его еще не придумал.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *