Search
25 января 2022
  • :
  • :

Преисподнее

Хеллбой — это что-то красненькое, обладающее свободой выбора, плохой хороший нечеловек. Откуда он взялся, что курит, и почему все это приведет к Апокалипсису?
Статьи о кино

 
 
 
 
 

Преисподнее

В начале девяностых годов прошлого века художник Майк Миньола «устал рисовать человека» и захотел нарисовать «что-нибудь красненькое». Красненькое – значит, демон; демон – значит, плохой. А ну-ка, решил Миньола, сделаем его хорошим, определим на службу к правительству и посмотрим, что получится. Имя «Хеллбой» художник придумал, чтобы звучало как шутка: мальчик из ада. А биографию своему Красному придумал следующую: демона вызвали в наш мир нацисты-оккультисты во главе с Распутиным в 1944 году. Но тут появились союзники, взяли рогатого детеныша с собой, отвезли в Штаты, и красный дьяволенок пошел дорогою Добра. В 1952 году Хеллбой получил почетный статус Человека и с тех пор работает в Бюро по Паранормальным Исследованиям и Защите. То есть, Исследует и Защищает. Дружит с водяным Эйбом Сапиеном, живет с Лиз Шерман – горячей девкой, склонной к самовозгоранию. Очень любит сигары. Характер вздорный.

История Хеллбоя была бы похожа на каких-нибудь «Людей в черном» /Men In Black/ (1997), если бы Красного не волновал главный философский вопрос всех настоящих супергероев, приобретающий в данном случае трагические масштабы. С кем вы, мастера культуры? С Добром или Злом? Выбор для Хеллбоя, вроде бы, очевиден: он работает с хорошими людьми против всего плохого, а значит, он с Добром. Но по рождению он – демон, тварь из Ада, а значит, генетически он – на стороне Зла. Люди его не любят: он неприятный, хам и все хочет делать по-своему. Нелюди его не любят – он с ними борется.

С точки зрения некоторых религий, Творец позволяет Сатане действовать, чтобы у человека был выбор между добром и злом. Майк Миньола в своем «Хеллбое» заставил самого демона решать этот вопрос, – и тем самым сделал его равным человеку. Его Красный – дьявол, обладающий свободой выбора. Дьявол, который сознательно выбирает быть с людьми и жить по их законам. Вся эта ваша казуистика, «творить добро, всему желая зла», – нет уж, увольте; Красный слишком прямолинеен для таких сложностей. Он хочет добра, его и творит. Ну да, иногда получается не очень удачно, а в будущем, по некоторым прогнозам, Хеллбой и вообще уничтожит весь мир, – ну так извините, он не хотел. Он просто немного неловкий. Большой очень. Сами попробуйте творить добро такими вот кулачищами.

Преисподнее

Формально Хеллбой – это Маугли, существо, воспитанное другим биологическим видом и перенявшее его повадки. С людьми жить – по-людски выть. Процесс воспитания толком не показан, но результат – вот он: как если бы Маугли вошел в передовой отряд волков, заманивающих в свои джунгли людей и разрывающих их на куски. Приняв людскую систему ценностей, Хеллбой оказывается в положении «своего среди чужих, чужого среди своих»: рога-то, конечно, можно отпилить, но мысли, мысли куда девать? Киплинговскому Маугли объясняли: «Человек в конце концов уходит к человеку, хотя джунгли его и не гонят». С этой точки зрения Хеллбой должен будет в конце концов уйти в Ад, хотя люди его гнать и не будут, – или низвергнуть туда всю Землю. И с этой же точки зрения в поступках Красного постоянно должно вылезать какое-то преисподнее, что-то сволочное и подлое, – адская основа его характера. Но нет, не вылезает. Он мужлан, он хамоват, он не большой мыслитель, но, в сущности, несмотря на тяжелую руку, длинный хвост и обломки рогов (больше похожие на какие-то затычки в башке), он обычный парень, Красный. В достаточной степени человек, чтобы страдать, любить, курить, пьянствовать, работать, делать что должно (и будь что будет), и в достаточной степени демон, чтобы не ныть по всем этим поводам.

Кстати, об Апокалипсисе. Миньола очень и очень жалел, что намекнул на связь Хеллбоя с концом света. Он вообще ничего такого не имел в виду, и рассказывал в одном интервью, что все это получилось совершенно случайно. Он просто рисовал сцену драки Хеллбоя с некой богиней, и не мог придумать, что боги и герои обычно говорят во время драки. Нарисовав весь эпизод, Миньола начал вписывать какие-то тексты, и тут вдруг у него поперла история об Апокалипсисе. Ну извините, правда, он не хотел – видимо, просто его преисподнее поперло наружу. Бывает.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *